главная Афоризмы Будды Святость и просветление
главная Афоризмы Будды Святость и просветление

Приглашаем на on-line проект: «Зарядись Энергией»! здесь

Возможность всего за час не выходя из дома зарядиться энергией и привести в порядок энергетику и здоровье..

 

Святость и просветление
Афоризмы Будды
В мире этом может проявляться сила добродетели, в мире этом может проявляться сила правды. Состояние просветления возможно, и те, кто достигает его мудростью искренних мыслей и добрыми делами, покажут другим путь к спасению.
Сердца просветлённых полны истины и сочувствия, сострадания и долготерпения.
Безмятежность совсем не для тех, кто её желает, ибо безмятежность есть отсутствие желаний.
Тот, КТО СИДИТ В одиночестве, спит в одиночестве, бродит в одиночестве, тот, кто деятелен и сдерживает себя сам, пусть радуется вдали от обывателей, в лесной чаще.
Желая достигнуть святости, отыскать то, что лучше мирского, начинай свои поиски отказом от всего того, что мир'считает хорошим. Мирские люди носят богатые прекрасные платья, а пустынники носят лохмотья; мирские люди заботятся о своей внешности, а ты презирай это; мирские люди соблюдают разные условности, а потому ты не придавай всему этому никакого значения.
Мир есть зло, и, разумеется, всё то, что мир считает хорошим, также зло. Мудрости следует искать в совершенно противоположном всем тем условностям, которые созданы людьми.
Праведный никогда не выставляет напоказ своих добродетелей — оттого-то все видят их и ценят его.
Победитель порождает ненависть, побеждённый влачит дни в печали. Отказ от победы и поражения — вот путь к покою и счастью.
Выдержка, долготерпение — вот высшии аскетизм, ибо причиняющий вред другим — не подвижник, обижающий другого — не аскет.
Двух вещей нужно избегать: дурных привычек и умерщвления плоти.
Убивая своё тело, мы лишаем возможности разум — наш единственный светоч в этой жизни — освещать нам путь. О теле мы должны заботиться, а не убивать его, но заботиться мы должны постольку, чтобы ярче горела жизнь разумения, чтобы заботы о теле не мешали разумной жизни.
Самобичевание — это ещё большее подчинение плоти, чем роскошь и забвение. Как можете вы забыть тело и обратить душу к лучшим мыс¬лям, если вы постоянно мучите это тело и постоянно помните о нём? Ваши соблазны будут теми же соблазнами, будете ли вы бороться с ними бесполезными самоистязаниями или же предаваясь им. И как можете вы обратить ваш ум к размышлениям, если вы постоянно заняты страданиями своего тела?

Тело нужно держать в здоровье, чтобы не де-лать затруднения душе нашей. И поэтому живи очень здоровой, очень умеренной жизнью, по¬требляя еды и питья ровно столько, чтобы держать в здоровье своё тело. Это самое главное, это начало чистой жизни.
Человек, который начинает жить для души, по¬добен человеку, который вносит свет в тёмный дом. Темнота тотчас же рассеивается. Только упорствуй в такой жизни, и в тебе свершится полное просветление.
Как на куче мусора, выброшенного на большую дорогу, может вырасти лотос, сладко пахнущий и радующий ум, так ученик поистине просветлённого выделяется мудростью среди слепых посредственностей, среди существ, подобных мусору.
Солнце сияет днём, луна светит ночью. Воин сияет в доспехах, ведающий истину сияет при размышлении. Но день и ночь напролёт ярким блеском сияет просветлённый.

Честь и праведность, истина и любовь — прекрасные вещи, но они только начало пути, они только врата в него. Сами по себе они не приве¬дут человека к великому покою. В них не лежит спасение от мук мира. Для того чтобы человеку быть праведным, необходимо гораздо большее. Одна святость не есть врата к счастью, и все, кто пробовали это, это знают. Одно это не даёт человеку возможности преодолеть страдания.
Когда человек очистит своё сердце любовью, освободит себя от зла добрыми делами и мыс-лями, тогда только он и будет обладать таким взором, чтобы увидеть дальнейший путь, по которому ему надо идти. Тогда ему явится истина, что жизнь действительно — зло, которого следует избегать, жизнь — горе; и человек, ко¬торый захочет избежать зла и горя, должен избежать самой жизни, но не смерти.
Смерть этой жизни есть только начало другой, точно так же, как если вы закрываете ис-точник в одном направлении, то он вырвется в другом. Но нельзя убивать ни себя, ни других. Взять чью-нибудь жизнь теперь — это значит осудить себя на долгую и более несчастную жизнь потом.

Конец несчастия лежит в великом покое. Человек должен отделить себя от этого мира, который есть печаль. Ненавидя борьбу и состяза¬ние, он научится любить покой и так подчинит свою душу, чтобы мир показался ему таким бес¬покойным, каков он и есть на самом деле.
И тогда, когда его сердце будет устремлено к великому покою, душа его придёт к своей цели. Утомлённая землёю, она придёт на небеса, где уже нет больше бурь, где нет больше борьбы, где царствует неизменный покой. И это не смерть, а великая безмятежность.
всегда чистая, как стекло прозрачная, скользит между бессмертными жизнь. Луна изменяется, поколения проходят, их небесная жизнь течёт бесконечно, без перемены среди разрушения и упадка материального мира.
Преданный не находит удовлетворения даже в небесных удовольствиях. Полностью просветлённый ученик радуется только уничтожению желания.
Пе говорите о наградах, когда существует обя¬занность, которая должна быть исполнена.

Пока есть страдания в мире, до тех пор я не приду в состояние покоя; никогда не пожелаю я подняться к небесам блаженства. Я хочу воз-родиться в глубочайших пропастях ада. Там несчастье самое большое и там больше всего нуждаются в спасении. Вот это-то и есть самое лучшее место, чтобы просветить находящихся в темноте, дать выход тем, которые затерялись, и указать путь тем, которые заблудились.
Сам себя побуждай, сам себя проверь. Такой ученик, следящий за собой, сосредоточенный, будет счастливо жить.
Ибо ты сам себе господин, ибо ты сам себе путь. Поэтому смири себя, как купец хорошую лошадь.
Лучше, чем завладеть всей землёй, лучше, чем взойти на небо, лучше, чем властвовать над всем миром, лучше всего этого радость первых шагов к святости.
Трудно стать человеком; трудна жизнь смертных; трудно слушать истинную мудрость; трудно рождение просветлённого.

Того только можно назвать истинно правед-ным человеком, кто терпеливо и кротко пере-носит обиды и поругания.
бели даже человек постоянно твердит Писание, но, нерадивый, не следует ему, он подобен пастуху, считающему коров у других. Он не причастен к святости.
Если даже человек мало повторяет Писание, но живёт, следуя мудрости и добродетели, освободившись от страсти, ненависти и невежества, обладая истинным знанием, свободным разумом, не имея привязанностей ни в этом, ни в ином мире, — он причастен к святости.
Истинно, скаредные не попадают в мир богов; глупцы, действительно, не восхваляют даяния. Мудрый же, давая, радуется: ведь благодаря этому он счастлив в другом мире.
Неделание зла, достижение добра, очищение своего ума — вот учение просветлённых.

Неоскорбление, непричинение вреда, и воздержанность, умеренность в еде, и уединённое существование, и преданность возвышенным мыслям — вот учение просветлённых.
|3се церемонии — глупость. Есть только один идеал в мире — разрушить все иллюзии. То, что истинно, останется. Как только уйдут тучи, солнце зальёт всё вокруг светом.
Пусть некто месяц за месяцем тысячекратно в течение ста лет совершает жертвоприношения, и пусть другой воздаст честь — хотя бы на одно мгновение — совершенствующему себя. Поистине, такое почитание лучше столетних жертвоприношений.
Что бы ни пожертвовал в этом мире в течение года добродетельный как милостыню или приношение, всё это не стоит и ломаного гроша. Уважение к ведущим праведную жизнь — лучше.

Никому невозможно перечислить достоинства («такие, мол, да этакие») того, кто почи¬тает достойных почтения (будь то просветлён¬ные или ученики), преодолевших препятствия, освободившихся от печали и жалоб, — того, кто почитает таких достигших освобождения и не знающих страха.
Один день жизни добродетельного и само-углублённого лучше столетнего существова-ния порочного, невежественного и распущенного человека.
Один день жизни обладающего кипучей энергией лучше столетнего существования ленивого и лишённого энергии человека.
Один день жизни видевшего начало и конец лучше столетнего существования человека, не видящего начала и конца.
Один день жизни видевшего бессмертную стезю лучше столетнего существования человека, не видящего бессмертной стези.

Один день жизни видевшего высшую мудрость лучше столетнего существования человека, не видящего высшей мудрости.
восхождение на небо лучше, чем власть над всем миром. В небе нет пути; нет отшельника вне нас. Люди находят радость в иллюзиях, мудрецы свободны от иллюзий. У просветлённых нет непостоянства.
Только тот блажен, кто идёт истинным путём, кто победил время, для кого нет ни прошед-шего, ни будущего, чьи помыслы чисты, кто не влечётся к земному пристанищу.
Пусть тот, кто следует моему учению, хотя и живёт ещё в теле, смотрит на телесное как на временное: скорбь возникает из телесных желаний, но, будучи ревностным, стойким, мудрым, можно победить эту скорбь.
Думая, размышляя, можно победить стра-дание. И кто сам будет постоянно светить себе, сам охранять себя, не прибегая ни к какому внешнему убежищу, а видя это убежище только в истине, — тот только вступит в веч-ную жизнь.

Не осуждай учений других мудрецов и исповедующихся религий и, если в чём-нибудь не соглашаешься с ними, всегда старайся отыскать в них самое существенное и истинное, обращая на это внимание людей, спрашивающих твоего мнения.
С
В каждом исповедуемом людьми учении есть истина, перед которой каждый должен преклоняться, которую должен уважать и следовать ей в жизни.
Того , кто исполнен веры и добродетели, наделён духовной славой и духовным богатством, в каком бы месте он ни оказался, чтут повсюду.
Благие сияют издалека, как Гималайские горы. Злых же и вблизи не видно, как не видно стрел, пущенных ночью.
У цветов аромат не распространяется против ветра. Аромат же добродетельных распространяется и против ветра. Благой человек проникает во все места.

Какой тропой поведёте вы этого просветлённого, владеющего безграничными сферами, у которого победа не превращается в поражение и чья побеждённая страсть уже не продолжается в этом мире?
Какой тропой поведёте вы этого просветлённого, владеющего безграничными сферами, у которого нет завлекающей в ловушку привя-занности, желанья, сбивающего с пути?
Мудрецы, которые никого не обижают, чья плоть всегда смирена, идут в неизменяемое место, и, придя туда, они не страдают.
Даже боги завидуют тем просветлённым, исполненным глубоких мыслей, которые наслаждаются спокойствием освобождения, преданы размышлениям, мудры.
О, как счастливы мы, проживая без ненависти к ненавидящим нас! Как счастливы мы, если живём без ненависти среди ненавидящих!
О, как счастливы мы, свободные от жадности среди жадных. Среди людей, снедаемых жадностью, живём мы, свободные от неё!

О, как счастливы мы, ничего не называя своим! Светлым богам подобны мы, напоённые святостью!
Здоровье — величайшая победа; удовлетворение — величайшее богатство; доверие — лучший из родственников; безмятежность — величайшее благо.
уходят из мира, победив царя Тьмы с
его воинством.
 
© Copyright 2009 Общественный нижегородский фонд духовного развития "Стезя". Перепечатка издания или его части без разрешения владельца авторских прав запрещена и преследуется по закону.